Яндекс.Метрика
  ОБЩЕСТВО И ВЛАСТЬ
  Владимир ПУТИН, Президент России
ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ – ГЛАВНОЕ БОГАТСТВО РОССИИ
  Дмитрий МЕДВЕДЕВ, Председатель Правительства РФ
ОХРАНЕ ЗДОРОВЬЯ – ПРИОРИТЕТНОЕ ВНИМАНИЕ
  Ольга ГОЛОДЕЦ, заместитель Председателя Правительства РФ
ЗА РАЗВИТИЕМ ПРОГРАММЫ УСТАНОВЛЕН ОСОБЫЙ КОНТРОЛЬ
  ЗДРАВООХРАНЕНИЕ-2016
  Сергей СОБЯНИН, мэр Москвы
СТРЕМЛЕНИЕ К ЗДОРОВОМУ ОБРАЗУ ЖИЗНИ – МОДНЫЙ ТРЕНД В СОВРЕМЕННОЙ МОСКВЕ
  Алексей ХРИПУН, министр Правительства Москвы, руководитель Департамента здравоохранения города Москвы
ВЫСОКОТЕХНОЛОГИЧНАЯ ПОМОЩЬ СТАНОВИТСЯ ДОСТУПНЕЕ
  РОССИЙСКАЯ НЕДЕЛЯ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ-2016
  Николай БАКИН, заместитель генерального директора по научной работе АО «НИИПП», к.т.н.
МЕДИЦИНСКИЕ ПРИБОРЫ АО «НИИПП»: РАЗРАБОТКИ, ПРОИЗВОДСТВО, ПЕРСПЕКТИВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ
  Денис МАНТУРОВ, министр промышленности и торговли РФ
ПЕРЕХОД НА ИННОВАЦИОННУЮ МОДЕЛЬ ИДЕТ АКТИВНО
  Сергей ЦЫБ, заместитель министра промышленности и торговли РФ
РОССИЙСКИЙ ФАРМРЫНОК: ВЫСОКАЯ СТАБИЛЬНОСТЬ
  Вероника СКВОРЦОВА, министр здравоохранения РФ
ЗДОРОВЫЙ ОБРАЗ ЖИЗНИ. СИЛЫ ОБЪЕДИНЯЮТСЯ
  ФОРУМ «ИНТЕРНЕТ + МЕДИЦИНА»: НОВЫЙ ФОРМАТ ОБЩЕНИЯ МЕЖДУ ГОСУДАРСТВОМ И УЧАСТНИКАМИ РЫНКА МЕДИЦИНСКИХ УСЛУГ
  ОСТАНОВИМ СПИД ВМЕСТЕ! ДУМАТЬ О БУДУЩЕМ – ОБЕРЕГАТЬ НАСТОЯЩЕЕ
  Леонид РОШАЛЬ, президент Национальной медицинской палаты, д.м.н., профессор
НЕОБХОДИМО СОЗДАНИЕ ГОСУДАРСТВЕННО-ОБЩЕСТВЕННОЙ ФОРМЫ УПРАВЛЕНИЯ ЗДРАВООХРАНЕНИЕМ
  НАСТУПИТ ЛИ ДЛЯ ПАЦИЕНТОВ «ЛЕДНИКОВЫЙ ПЕРИОД»?
  ОБЩЕСТВО
  Борис МАЛАШЕВИЧ, советник президента ГК «Синэрджента»
О КОМПЬЮТЕРАХ И ГМО, ИЛИ КТО БУДЕТ ДЕЛАТЬ «ОБНОВЛЕНИЯ ПРОГРАММ» НАШИМ ДЕТЯМ И ВНУКАМ
  Сергей СУШИНСКИЙ, президент Фонда «Защита нации», член совета при Минздраве РФ
ЖЕСТОКОСТЬ
  ТЕХНОЛОГИИ
  ГЛАВНАЯ ЦЕЛЬ ФОРУМА ДОСТИГНУТА
  ИНТЕРПОЛИТЕХ-2016
  XIII ВСЕРОССИЙСКИЙ ФОРУМ-ВЫСТАВКА «ГОСЗАКАЗ – ЗА ЧЕСТНЫЕ ЗАКУПКИ»: КОНСОЛИДАЦИЯ УСИЛИЙ ПРОФЕССИОНАЛОВ
  РЕГИОНЫ
  В РЕГИОНЫ ПРИШЛА МЕДИЦИНА ВЫСОКИХ ТЕХНОЛОГИЙ













Ночной сторож

Владимир РЯХОВСКИЙ

Рассказ

1

Размышления фермера Андрея Сычева о предстоящей уборке урожая все больше вызывали в нем состояние неполной уверенности в собственные силы. Вроде бы, все получалось с рабочими, но из-за отсутствия личного опыта он не мог определить, насколько надежны после ремонта старые комбайны. С владельцами машин он тоже договорился, но если польют дожди, нет у него ни одного тяжелого трактора, а легким колесником разве вытащить груженые «КАМазы» с пропитанного водой жнивья на твердую дорогу? Да и в какую даль в этом году повезет он зерно для продажи без убытка?

И если бы только хозяйственные заботы... Еще засомневался он в поспешности принятого им, казалось бы, незначительного решения по кадрам, из-за которого теперь могут возникнуть непредсказуемые последствия в отношениях с женой Ниной. Хотя в случае чего он, наверняка, сможет оправдаться перед ней тем, что поступил по справедливости, когда оформил бухгалтера Люду Петрову ночным сторожем по совместительству. Деньги не ахти какие прибавились, но после смерти её отца семья лишилась хорошей пенсии. А двух девочек-близняшек ей одной осенью собирать в первый класс...

Но опять же, стоит ли открывать жене всю правду? Потому как запросто спросит она: не из-за личной ли симпатии проявил он сочувствие к Людиной нужде? Мало ли таких, как она, с детьми, брошенных? И надо думать, что охваченная ревностью Нина, хотя и работает учителем, способна устроить скандал на всё село Сычёвка.

А раз такой ход событий исключить нельзя, то было бы разумнее объясниться перед ней тем, что просто-напросто дом Петровой расположен рядом с работой, как раз напротив их фермерского двора. К тому же есть у неё надежный помощник – громадный черный пёс Мишка, который всю ночь по улице без устали носится и, едва что учует, начинает глухо брехать. Что же касается бывшего сторожа, неугомонной бабки Параши, так он ещё на днях предупредил её об увольнении. Все равно толку никакого: или спит на диване в конторе, или ещё хуже – домой уходит. Она, пытаясь вызвать сочувствие к себе, как всегда – оправдывалась:

– Андрей Иваныч, мне же девятый десяток пошёл, сжальтися Христа ради!.. Дайте поработать чуток!

И надо было бы терпеливо дослушать её, посочувствовать. Вместо этого он резко встал из-за стола с намерением направиться к выходу, но не успел сделать и шага, как бабка мгновенно, одним неуклюжим прыжком, оказалась между ним и дверью. При этом умудрилась почти ткнуть свой заостренный нос в его лицо и угрожающим голосом зашептала:

– Всё знаю про твои делишки… Всё-ё...

А он-то думал, что замена сторожа пройдет без всяких затруднений, и даже скажет бабка Параша: «Спасибо вам, Андрей Иваныч, за долгое терпение...». Не получилось. И хорошо, хоть Люда ничего не знает, а то вряд ли согласилась бы идти на чужое место со скандалом. Вот и ходи теперь, переживай, как оно всё может обернуться.

2

Петрова... Петрова... Какая-то она особенная, не как все. Не сказать, чтобы скрытная, но во многом загадочная – при общении она всегда о чем-то недоговаривает, будто оставляет на потом. А ещё Андрей ненароком отметил её умение носить лично сшитые вещи: юбки, сарафаны, светлые блузки с рюшками и шелковыми ленточками вместо галстуков.

Но главное – она грамотная и настойчивая, сумела растолковать ему важность бухгалтерской работы, хотя до неё это тщетно пытались сделать другие... Вспомнил, как ещё недавно с недоверием воспринимал Людины нравоучения. Ему, привыкшему ещё подростком стоять на подножке пыльной сеялки, казалось, что все блага на земле создаются рабочими руками, а хороший урожай и неучёный посчитать сумеет. Она же терпеливо объясняла ему, что, по её расчетам, хозяйственные затраты у них превышают полученные доходы и что пока они держатся на плаву за счёт полученных кредитов, которые нужно возвращать в установленные сроки.

А он быстро ходил, с воспаленным до красноты лицом, по однокомнатной конторе, между её и своим столами, громко возмущаясь:

– Как же так? Работали-то хорошо!

Но она на цифрах доказала ему, что убытки у них из-за новых запасных частей, которые им невыгодно устанавливать на старые комбайны. И солярки они много расходуют, масла. И зарплату работникам он чересчур раздул, зато нормы выработки оставил, как и прежде, низкими. Да и зерна на паи надо бы до хороших времен поубавить, потому как, если разорятся они окончательно, то пайщики и вовсе ничего не получат.

Он ещё какое-то время для вида поупрямился, и в конце концов они решили вместе наводить порядок в финансовых делах. Но после конфликта с бабкой Парашей последние дни он старался не общаться с Людой при всех работниках, а она сдержанно переносила его странное поведение.

Первая удача подвернулась неожиданно: в соседнем районе им удалось купить задешево три не сильно изношенных комбайна.

– Ну что, Петрова, теперь сэкономим? – с довольной улыбкой обратился он к ней, когда они возвращались домой на его вишневого цвета «Ниве».

– Ну, конечно, в будущем сэкономим, – ответила она и добавила усталым, но приятным голосом: – если поснимаем все исправные детали и подальше уберем, чтоб мужики без времени не растащили на вино.

И вдруг слегка улыбнулась, чем немного затронула его воображение. «Что она имела ввиду? Его мужскую нерасторопность или просто получила удовольствие от своей умной подсказки? Непонятно. Из любопытства он ещё раз посмотрел на её лицо и неожиданно отметил, что оно красивое и строгое. Но стоп! Не хватает ещё сделать Люде комплимент... И без того проблем полно.

Пока оставалось время до уборки зерновых, он вместе с комбайнерами проверил работу моторов, поменяли на механизмах ненадежные сальники, прокладки, трубки и потрескавшиеся от времени резиновые шланги высокого давления. При этом он думал, что этими делами уже сейчас доказывает всем, и Люде в особенности, свое умение работать не хуже других. А ещё возникло приятное волнение от поддержки, которую оказывала ему молодая женщина. И как-то потихоньку, без особой надобности, он все чаще, хоть на одну минуту, появлялся в конторе. Потом молча оправдывался перед самим собой: ведь не к ней же он заходил, а так, для порядка.

3

Как раз ко времени колосья пшеничные дозрели, слились в единое жёлто-золотистое покрывало, занявшее пространство от большой березовой посадки до дубняка в отдаленной низине. В эти дни Андрей думал только о том, как побыстрее убрать всё это богатство – пока зерно сухое и грунтовые дороги накатаны до зернохранилища. С утра до наступления ночной темноты он находился в поле: помогал водителям поломавшихся комбайнов, при необходимости сам брался за штурвальное колесо. Когда подавали обед на дощатый стол под навесом, он, как и все, молча принимал пищу и, не желая кого-то обидеть, откладывал разбор сбоев в работе на вечер.

В один из жарких дней во время перекура решил всех подбодрить вместо приготовленных замечаний:

– Давай-давай, мужики, подналяжем! До дождей бы надо зернышко убрать. Вот поднакопим денежек, купим технику с кондиционерами, будем в белых рубахах рулить.

А сам с тревогой всматривался в небо – на подозрительно снующие серо-пестрые облака. И хотя осадки обещали редкие, всё же затяжная гроза с ливнем и сильным ветром разразилась именно над его владениями, оставив широкие кривые полосы полегшего хлеба. Работа остановилась в ожидании хорошей погоды.

4

И первый, и второй дни вынужденного безделья не стали отдыхом для Андрея. Наоборот, он глубоко переживал из-за невозможности вернуться к комбайнам, брошенным на дальнем краю березовой посадки. А когда сквозь облака пробивались лучики солнца, он по-детски радовался этому и даже мысленно представлял, как подсыхает земля в поле – сначала на возвышенности, потом в низине у дубового леска.

Поддавшись фантазиям, он не услышал, как пришла с работы жена, красивая и статная. Сама она из-под Воронежа, где у неё по наследству городская квартира. Из всех сычёвских девчат, имевших на него виды, Андрей не выбрал никого. А вот Нина, приезжая, приглянулась ему при первой же встрече. И он поспешил жениться, чтобы красота её досталась ему одному, хотя знал о её желании перетянуть его на свою родину. Он и сам мужчина видный, в себе уверенный: «Куда Нина от меня денется? Стерпится – слюбится», – думал он тогда. Но здорово ошибся. Фермерство его было для неё в такую тягость, что, кроме кота, в доме никто из животных у них не прижился. С открытым нетерпением ждала она развала хозяйства, чтобы тогда уже без особых усилий увезти отсюда безработного и безденежного Андрюшу. И с ребенком у них не получалось, собирались разобраться по какой причине, да всё как-то откладывали...

Он ожидал, что начнёт Нина просить у него обещанные доски на ремонт школы. Но она повела себя странно: сначала молча ходила по комнатам, будто искала что-то, потом подошла вплотную и с издёвкой в голосе заговорила:

– Ты ли это, Сычёв?! Ещё весной мог и проспать на работу, и с обеда из дома не спешил. А сейчас я и не знаю, готовить ли для тебя обед? Да и про ужин ты тоже забываешь. Исхудал заметно, уж не влюбился ли в кого? Уж не кормит ли кто тебя лучше, чем я подаю?

«Всё, началось!» – подумал он. И что там бабка Параша наплела из-за своей обиды? Когда он сам за собой ничего не помни. Так и ответил он жене:

– Что ты, Нина, про уборку урожая ничего не знаешь или знать не желаешь? И кормлюсь я за одним столом со всеми...

Она осознала свой промах и уже ласково заговорила:

– А я тебе верю, Андрюша, ты у меня надежный, – и после паузы добавила: – все равно я тебя увезу от твоей чумазой работы...

Он вздохнул с облегчением: выходит, зря он на бабку подумал; впрочем, время покажет. А насчёт того, что увезет она его от своей земли – так никогда этому не бывать!

Окончание в следующем номере

Информационно-аналитическое издание jjjj№138 2016



КУЛЬТУРА

  Владимир РЯХОВСКИЙ
НОЧНОЙ СТОРОЖ
  ПОДМОСКОВНЫЙ ТАДЖ-МАХАЛ. ВЛАДИМИРСКИЙ ХРАМ: ОХРАНЯЕТСЯ ЛЮБОВЬЮ

Copyright © 2006
Sovetnik prezidenta